Целительство, изгнание и предсказание смерти: история о последнем нганасанском шамане
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Целительство, изгнание и предсказание смерти: история о последнем нганасанском шамане

19 июля 2021

Рубрики:

Общество
19 июля 2021
Целительство, изгнание и предсказание смерти: история о последнем нганасанском шамане

В истории нганасан — одного из самых древних коренных северных народов Таймыра — значится имя Тубяку Костёркина, за помощью к которому обращались люди из разных уголков страны. Его считали выдающимся шаманом, сказителем и исполнителем песен.

О том, каким был этот человек, порталу «Город Онлайн» рассказал географ, путешественник Игорь Кротков, который во время экспедиции на Таймыр встретился с Тубяку лично. Он поделился своими воспоминаниями и заметками из дневника. Кроме этого, о своём деде порталу рассказал его внук Максим Костёркин.

Биография

  • Фамилия Тубяку Дюходовича по рождению — Нгамтусуо, а по-русски — Костёркин. Она пошла от прапрадеда, у которого было прозвище Костёрка.

  • Тубяку родился в 1921 году в семье великого нганасанского шамана Дюхаде, был третьим ребёнком в семье.

  • В конце 1940-х — начале 1950-х годов его посадили в тюрьму, потому что за проведение камланий (ритуал, обряд с пением и ударами в бубен, во время которого шаман общается с духами. – Прим. ред.) он брал в качестве платы оленей.

  • Он освободился и в 1950–1960-е годы продолжил проводить ритуалы и вести кочевническую жизнь один. Тубяку не вступал в колхозы, жил на промысловой точке Угарная на реке Авам.

  • У нганасанского сказителя было три дочери и два сына, его жена Балаку умерла в 1982 году. Тогда Тубяку продал свой шаманский костюм в Дудинский окружной музей и перестал устраивать камлания по полному ритуалу, проводил обряды только для узкого круга своей семьи.

  • В декабре 1989 года шаман погиб в результате несчастного случая.

1473849366_4.jpg

Знакомство с шаманом

Игорь Кротков, географ, путешественник, в прошлом — учитель географии, в июле 1989 года стал участником поисковой экспедиции. Он вместе с группой исследователей отправился на Таймыр искать могилу русского полярного исследователя Владимира Русанова, о котором в книге «Два капитана» написал Вениамин Каверин.

Могилу команда так и не нашла, только корабль. Маршрут заканчивался в Усть-Аваме, где местные жители предложили исследователям познакомиться с Тубяку Костёркиным. В составе экспедиции был журналист Евгений Пашин, он всё записывал. Знакомство состоялось на пороге маленького дома.

Игорь Кротков, географ, путешественник:

«Встретил нас неприметный, очень старый человек, в чёрном пиджачке, затасканных брючках, в роговых очках, на лацкане пиджака ромбик какого-то института. Он прямо с порога спросил нас: «Пиртиу принесли?» (речь шла о спирте). Мы положительно кивнули, на что шаман сказал: "Пирита есть — разговор будет!"»

Исследователи не ожидали, что жилище шамана будет выглядеть обычно: они увидели маленькую прихожую, заваленную домашней утварью, и вход в небольшую двадцатиметровую комнату. На самом видном месте стояли цветной телевизор и стереомагнитофон — подарки от иностранной делегации.

Встреча длилась целый день. Шаман рассказывал о себе и своей жизни, показывал фотографии, пел. Свою жену он называл «бабой»: «Мотри, мотри, это меня баба. Ага-Ага, жена моя». О любви к ней он исполнил для гостей нганасанскую песню «Кайнерио».

Пашин_Евгений_(слева)_и_Тубяку_Костеркин_(справа)._1989г._июль.jpg

Фото: Пашин Евгений (слева) и Тубяку Костеркин (справа) 1989г. июль

Игорь Кротков, географ, путешественник:

«Песни пел хорошо. Мы окунулись в мир, недоступный европейцу… Да и вообще современному урбанистическому человеку…»

Шаманом не становятся, им рождаются

Разговор плавно перешёл к теме «Кто такие шаманы и как ими становятся?». Тубяку рассказал, что стать шаманом по собственному желанию нельзя и что его выбрали духи.

Тубяку Костёркин (из записи Игоря Кроткова):

«Меня отец стал шаманом ещё до своего появления на свет; во чреве моей матери, на пятом месяце её беременности, нашла меня Оспа. Моя мать, будучи беременной, стала во сне женою Оспы. Она проснулась и рассказала своим, что её будущий ребёнок должен стать шаманом от Оспы».

По словам великого сказителя, шаманов обучают против воли и через мучительные испытания. Основное заключается в разгадывании загадок и выборе между истинным и ложным даром.

photo_2021-07-19_07-54-29.jpg

Тубяку Костёркин о разговоре с духом (из записи Игоря Кроткова):

«Правой рукой вынула старый, без узора, худенький наголовник, левой — узорный, новенький и спросила: «Какой из них возьмёшь?» Я: «Худо шаману слишком украшать себя. Какой хороший человек буду я, если возьму красивый наголовник? Возьму я старый, худой наголовник». Она закричала: «Я подумала, возьмёт он красивый наголовник. Это умный шаман, он взял старый наголовник. Другие шаманы брали узорные, они не бывали счастливыми».

Считается, что сильный человек будет шаманом, если сможет подчинить себе духов-помощников. Если не справится с этим, станет дючилы, толкователем снов, — тем, кто знает, чего хотят духи, но повлиять на это не может.

1473849419_6.jpg

Будущий шаман вместе со своими спутниками и в сопровождении духов отправляется посетить жилища разнообразных обитателей мифической земли: матерей (нямы) и божеств (нгуо) земли, воды, подземного льда; духов-хозяев промысловых животных (барба); духов болезней (баруси). В дальнейшем он будет приносить дары духам, а те — выполнять его просьбы: давать души детей и оленей, рыбу и песцов, лечить болезни.

В разговоре Тубяку упоминает бога, духа и дьявола, не делая между ними различий, подчёркивая главное — сверхъестественную суть. Он говорит о том, что есть злые и добрые духи, каждый из которых за что-то отвечает. Самое главное — знать язык духов и звать их на нём.

Шамана учат:

  • не хвастаться силой;
  • не отказывать в помощи нуждающимся;
  • камлать только тем, кому это действительно необходимо;
  • не использовать дар в пользу себе или во вред другим.

Магия бубна и «двойное зрение»

Когда шаман ударяет по бубну, его глаза проясняются и видят дальше. У него будто появляется двойное зрение.

1473849372_1.jpg

Отец Тубяку говорил (из записи Игоря Кроткова):

«Я и сам не знаю, где находятся эти вставленные глаза, — думаю, под кожей. Когда камлаю, я ничего не вижу настоящими своими глазами, вижу теми, вставленными. Когда меня заставляют искать какую-либо потерянную вещь, завязывают мои настоящие глаза, и я вижу другими глазами гораздо лучше и острее, чем настоящими».

Экспедиционная группа попросила Тубяку «пошаманить» для них, на что сказитель возмутился и сказал, что у них голова не работает.

Тубяку Костёркин (из записи Игоря Кроткова):

«Это у меня рот не шаман. Шаман — дьявол. Дьявол придёт — тут говорить будем. Я переводчик будем».

Предсказание смерти

Когда встреча подошла к концу, исследователи стали прощаться с Тубяку и сказали, что приедут на следующий год. На что шаман ответил: «Нет, мы не встретимся. Я помру в этом году». И в декабре того же года Игорь прочитал заметку в журнале о его смерти.

Игорь Кротков, географ, путешественник:

«На тот момент он был уже пожилым человеком, по-русски говорил чрезвычайно сложно, некоторые вещи приходилось переспрашивать по два-три раза. Мы все — дети Советского Союза, выросли атеистами, поэтому для нас эта встреча была просто бомбой! Особенно когда он начал рассказывать, что не шаманит, а только переводит то, что говорит ему дьявол.

Мне очень понравилась встреча с шаманом. С тех пор я не язычник, но близок к этому. Я полжизни провёл в походах, экспедициях и могу сказать, что что-то в этом есть. Дух костра, дух воды…»

Воспоминания о деде

Внук Тубяку Костёркина Максим был ещё маленьким, когда его дедушка умер. Он помнит мало, но некоторыми воспоминаниями всё же поделился.

Мой дед любил детей, был строгий. У него был такой взгляд, которого все боялись. Бывает, на человека посмотришь — и он будто гипнотизирует тебя. Вот Тубяку так мог, запугивал своим взглядом. Он был злым, но отходчивым. Терпеть не мог насилие.

О значимости

Помню, как к нему приезжали японцы. Они подарили шоколадки, он давал им интервью. Его снимали и записывали на кассеты. Известные люди были у него в гостях, например Семченко, Зелинский.

Он ездил в Москву на фестиваль и сказал, что ему понравилась столица. Но дед считал, что город — клетка для людей и что человеку спокойнее находиться на природе.

О предсказании смерти

Он предчувствовал свою кончину, говорил: «Умру не своей смертью» и «Я умру — и советская власть закончится». Почти так и произошло.

Об изгнании из посёлка

Он очень не любил советскую власть, сидел из-за неё. Даже после выхода ему было запрещено жить в посёлке. Только в восьмидесятых его пустили туда и дали дом, до этого он жил отдельно. Отец привозил ему продукты.

О крепком здоровье

Мне отец потом рассказывал, что в лагерях, где сидел Тубяку, все болели туберкулёзом, а он нет. Пришёл оттуда совершенно здоровым. Ещё у него все зубы были свои, он мог спокойно грызть кость. Дед никогда не курил. Однако всегда жевал табак или брал никотин от трубки и мазал им зубы. Они у него все были чёрные, но свои.

О шаманстве

Он много кого спас. Искал в тундре потеряшек, лечил людей, давал советы, что делать, травы раздавал. Он как-то сильно ругался на меня, когда я их рассыпал. Но никогда мой дед не хвастался и не гордился.

Я как-то был в Талнахе в 18 лет. Стою на остановке, ко мне подходит мужчина лет 40 и спрашивает, не нганасанин ли я и знаю ли я Тубяку. Когда он узнал, что я его внук, упал на колени и стал говорить спасибо. Оказалось, что мой дед однажды спас его от серьёзной болезни (что-то с лёгкими), когда тот ещё был маленьким. И этот мужчина ему всю жизнь благодарен.

Тубяку хотел передать шаманство моему отцу, Лаптыняку (Леониду) Костёркину, но тот был комсомольцем, поэтому отказался. Тогда дед сказал: «На этом шаманский род заканчивается». И отдал всё в музей.

Я горжусь тем, что у меня был такой дед.