Светлана Попова, художник-дизайнер: «У каждого есть генетическая память»
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Светлана Попова, художник-дизайнер: «У каждого есть генетическая память»

10 октября 2021

Рубрики:

Общество
10 октября 2021
Светлана Попова, художник-дизайнер: «У каждого есть генетическая память»

Светлана Попова — мастер декоративно-прикладного творчества, дизайнер и художник театрального костюма. Также она единственная на Таймыре женщина-мастер по изготовлению бубнов. Впрочем, она пробует себя во многих видах искусства: вышивает бисером, выделывает кожу. О своём творчестве и сохранении традиций родного края Светлана Попова рассказала в интервью «Городу Онлайн».

Место работы: Городской центр народного творчества, художник-дизайнер

Хобби: фотография

На что способна женщина

 
Мне 45 лет. Живу в Дудинке, а родилась я в посёлке Хантайское Озеро. Наши окна выходили на скалы в Путоранах. В самом посёлке времени проводила мало: девять месяцев училась в дудинской школе-интернате, а летом рыбачила вместе с отцом в тундре.

Сама себя считаю долганкой, в роду были якуты, русские, эвенки, нганасаны. У отца фамилия Попов, у мамы и бабушки — Чукачар. Но на национальных праздниках всегда одеваюсь нганасанкой: шикарный костюм, в котором я встречаю гостей.

Frame 213.jpg

Училась в Норильском колледже искусств. Моя дипломная работа называлась «Шаманский долганский костюм», который я делала, из чего могла. Оставалось сделать бубен: нашла старую суховатую шкуру и натянула её на каркас, оставшийся от старого костюма ансамбля «Хэйро».

Чтобы сделать бубен, надо соорудить хорошую обичейку (или каркас), потом натянуть на него кожу. Сейчас я заказываю готовую кожу козы из Абакана.

Далее я перешла на барабаны. К юбилею городского центра культуры попробовала «изобрести» барабан, и у меня это получилось. Самое сложное было — придумать, как согнуть основу из фанеры. Для этого у меня в мастерской есть специальный станок. Никто не верит, что женщина способна на такое. Способна! Я хочу — я могу.

Мастер, стирающий границы

 
Среди заказчиков Центра народного творчества — детский ансамбль «Таймыр». Его руководитель Владимир Сигуней хвалил меня, что я такие звонкие бубны для ребятишек сделала.

Frame 212.jpg

В этом году у меня состоялась персональная выставка. Когда оформляли её, все, в том числе и я, удивились, сколько разноплановых работ накопилось за годы работы в центре. Мы искали к экспозиции название, и оно нашлось: «Мастер, стирающий границы». В центре экспозиции — разного типа бубны: малые, средние, большие, круглые и треугольные. Есть мужские — с символом огня, только под мужскую крупную руку, есть женские — их может держать только женщина. Символ у женщины — вода, я постаралась изобразить это на рисунке в центре бубна.

Что касается треугольных бубнов, тут расскажу небольшую историю. Мы как-то поспорили с мастерами: они говорят, мол, бубны бывают только круглые, а я им: «Почему же? Нет!» У меня есть знакомая в Казахстане, через неё я узнала секреты тамошних бубнов. Подруга даже привела меня онлайн в казахский музей. Я потом своим доказала: вот, мол, смотрите, есть экспериментальные бубны не только круглой формы. Так по фото и видео я сконструировала треугольный бубен, а потом ещё и пятиугольный — монгольский. Теперь они оба выставлены в нашем музее.

Frame 216.jpg

От рыбьей кожи до сварки

 
Во всём, что касается творчества, я человек неспокойный — так про меня коллеги говорят. Например, я приспособилась выделывать рыбью кожу. Многие наши современники помнят, что у их мам или бабушек были сумки из кожи налима. Такая сумка и по форме напоминала рыбу: мастерицы сшивали плавники и оставляли продолговатую форму. Этой вещи сносу нет: рыбья шкурка — стойкая и крепкая.

Что касается верхней одежды коренных этносов — сначала я изучаю народность, традиции, историческую составляющую и фольклорную. У меня есть якутская парка: однажды приблизилась к теме, прочла массу литературы, изучила вопрос — так она и появилась. В некоторых стилизованных нарядах я использую декоративные элементы из металла: для того чтобы освоить эту методику, специально записалась на мастер-классы. Так что теперь и металл мне под силу. Ну и дерево, безусловно, использую — например, делаю короба. Когда-то такие изготавливали наши предки, хранили в них любую утварь, вещи, посуду, перевозили люди в них свой скарб, когда аргишили (кочевали. – Прим. ред.).

Я сама никогда не кочевала, поскольку родилась в семье рыбаков. Но у нас тоже был чум, и иногда мы переезжали с одного места на другое. У бабушки Фени был огромный просторный чум, к нам часто приезжали писатели, записывали с ней интервью. Один поэт даже написал стих про бабу Феню, но слов и автора точно не помню.

В 2015 году, когда реализовывался проект «Таймыр Моо», в национальном этнопарке во дворе дома творчества появились две мои фигуры — лисичка-нганасанка и маленький мамонтёнок (я его в честь своего 10-летнего сына назвала Сан Санычем). В это же время к нам в Дудинку приехали якутские мастера проводить мастер-классы по работе с деревом. Освоила кое-что, плавно потом перешла на фанеру: обожаю этот материал — из него всё что угодно можно сделать. Позже меня научили работать со сваркой — тоже пригождается.

Интуиция — генетическая память

 
Я уверена, у каждого человека есть генетическая память, это абсолютно работает и рано или поздно «выстреливает». Поэтому надо чаще к себе прислушиваться. Я откуда-то изначально знаю, что нужно делать вот так-то и так-то и никак иначе. После начинаю читать о технологии и убеждаюсь в точности своей интуитивно скроенной работы. Считаю, что у моих детей тоже есть генетическая память: дочь вышивает и рисует, обрабатывает кость и рог. У сына есть способности к живописи.

Скучаю по горам: дома больше 20 лет не была. Дети подросли, на следующий год поеду и покажу им, в какой красоте я выросла.

Frame 211.jpg

Сохраняя природу и традиции

 
«Пусть твоя жизнь будет хорошей» — так звучит пожелание на родном языке предков. У нас добрые народы живут на Таймыре. Мы очень любим гостей и сами ездим в гости, особенно мне нравится участвовать в фестивалях и конкурсах. Это большая честь — представлять родную территорию.

Недавно я побывала в Хатанге, в посёлках Катырык и Новенькая. Это была этноэкспедиция. Мастера ездили туда в рамках проекта «Поющие орнаменты». Нашей задачей было собрать и зафиксировать старинные элементы на старинных парках, сумках, шапках, бытовых предметах, где сохранились рисунки и орнаменты коренных жителей. Пообщалась с мастерицами, обменялись опытом с местными умельцами, провела два мастер-класса по изготовлению бубнов, побывала на юбилейных мероприятиях посёлка Катырык, там же прошла моя мини-демо-выставка.

Frame 214.jpg

Также я занимаюсь фотографией. Недавно мои работы подавали в номинацию на выставке «Сокровища Севера». Плато Путорана — моё любимое место для съёмок: озеро Собачье, реки и прилегающие к ним красивейшие горы. Это просто чудо на нашей земле! Труднодоступное, загадочное, опасное, в то же время манящее к себе место, часто меняющее свой облик и нрав. Оно не всех подпускает к себе, а иногда, впустив на свою территорию, не выпускает обратно. Оно любит тишину, хотя само шумит и рычит красивейшими водопадами и бурными реками. Оно не прощает ошибок, не любит бездумных и легкомысленных шагов, в чём сама не раз я убеждалась.

Жаль, что среди нас ценителей природы мало. Эту мысль — о сохранности природы и традиций — я и пытаюсь передать через свои работы. Если это получилось хоть немного, значит, я всё делаю не зря.

Рекомендации

Из уст в уста: образы Севера в сказках и преданиях народов Таймыра