Валерия Болгова — об оленихе Аякли и о сохранении традиций Таймыра
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Валерия Болгова — об оленихе Аякли и о сохранении традиций Таймыра

28 января 2022

Рубрики:

ОбществоКультура
28 января 2022
Валерия Болгова — об оленихе Аякли и о сохранении традиций Таймыра

У дочери нганасанского народа Валерии Болговой энергии и креатива хватает на то, чтобы продвигать свой этнос и территорию — с её культурой, философией, серьёзными идеями и планами по возрождению таймырских ценностей. Сегодня Валерия — гостья портала «Город Онлайн».

Должность:** руководитель родовой национальной общины «Ня' танса» (в переводе: «нганасанская семья»)

Хобби: рыбалка, путешествия, рукоделие

Горжусь своими корнями

 
Я родилась в посёлке Усть-Авам. Моя фамилия в девичестве — Коломейцева. У меня было счастливое детство: жила среди своих соплеменников и купалась в любви ближних, слушала своих самобытных и уникальных земляков — нганасан, долган. Наши народы говорили на трёх языках, включая русский. Поселковые всегда были дружны, будь то охотники, промысловики, рыбаки или работники госпромхоза «Таймырский».

Род наш и по материнской, и по отцовской линии хорош. Это люди, внёсшие вклад в развитие нашей малой родины, — об этом говорят многочисленные факты и свидетельства, хранящиеся в Таймырском краеведческом музее Дудинки.

Мой дед по материнской линии, Совалов Николай Чухомович (энец-сомату), окончил первую школу колхозных кадров в 30-х годах, был председателем колхоза им. Калинина, в годы войны семья занималась доставкой заготовок продовольствия.

2.jpg

Бабушка, Турдагина Минтамо Хурсуптеевна, — нганасанка из рода сказителей, её племянник Хоняку Ламкаевич Турдагин, мой дядя, — тоже известный сказитель, мастер декоративно-прикладного искусства 1980-х годов.

Бабушка по отцу, Коломейцева Елена Васильевна, приехала с Украины, заведовала в посёлке пошивочным цехом. Папа, Валерий Владимирович Коломейцев, выделывал камус в этом же цехе. Мама, Совалова Людмила Николаевна, была швеёй, так же, как и её родные сёстры. Мне тоже это ремесло знакомо не понаслышке, я берегу эти знания и потому решила открыть на наши с супругом финансовые средства Центр народных промыслов в Норильске.

Становление

 
После поселкового детства и юности получила высшее экономическое образование в Красноярске, далее жила в Дудинке, воспитывала дочь. Истинной школой воспитания считаю тундру.

Я уверена, что всё самое главное в человеке закладывается до 7 лет, поэтому так важны для меня традиционные знания наших этносов и предков. Помню, как в Потапово вела тимуровскую работу с бабушками — ссыльными немками, как летом земляки выкладывали с нарт национальную одежду для просушки, как мы, ребятишки, присутствовали на свадьбах и похоронах, слушали песни стариков, их многочисленные рассказы. Будучи детьми, мы отправлялись в походы весной и летом, и ведь ничего не боялись: соберёмся наскоро, собак запряжём — и вперёд, в тундру, через весенние разливы. Любое озерцо на пути препятствием не считалось, страха не было!

В любом деле я часто шла впереди, с малых лет организовывала вокруг себя других. Такой характер, наверное, у меня и сейчас.

4.jpg

Свободолюбивый нрав диктует мне как можно дольше сохранить культуру вымирающего народа, и вот более 12 лет назад я объединила в родовой общине «Ня' танса» своих сородичей. Вместе мы представляем свой народ на всевозможных площадках не только Таймыра и Норильска, но и по всему миру. Ребята стараются участвовать во всех мероприятиях, касающихся коренных народов планеты, их культуры и традиций, развития территории, сохранения экологии, туризма, бизнеса. Их активности и упорству можно позавидовать.

Община ловит рыбу, заготавливает дикоросы на продажу, её представители участвуют в форумах, круглых столах, общественных советах, ярмарках, праздничных шествиях, мастер-классах. Наши активисты среди коренных поддерживают связь со своими земляками по всему Таймыру. С их подачи проходят праздники для коренных, чтобы не утратить общие корни.

Конгрессвумен

 
«Ня' танса» участвует в проведении праздников в Дудинке и Норильске: нас знают, мы всегда ставим в самых людных местах свой гостеприимный этночум. А ещё мы пишем проекты, участвуем в грантовых конкурсах — как в пределах Таймыра, так и в Красноярске, Москве, — стараемся отстаивать права и интересы своего маленького народа и всех КМНС, доказывать, что только бережное отношение принесёт плоды процветания этой территории. И если соблюдать законы тундры, всем хватает на жизнь. Главное — передавать традиционные знания потомкам.

Пару лет назад в составе делегации «Ня' танса» я была в Красноярске на Межрегиональном смотре этнокультурных центров коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. После меня пригласили на конгресс финно-угорских писателей (нганасанский язык входит в эту группу): он проходил в старинном эстонском городе Тарту. Возила туда старейшину общины — племянницу своей бабушки, Минтамо.

Подобные мероприятия община проводит на свои заработанные средства. Вместе со мной в Эстонию ездила и Нина Дентумеевна Чунанчар — последняя сказительница из рода Линанчар-Турдагиных, исполнившая для участников конгресса иносказательные песни и сказки, которые слышала от своей матери. На конгрессе я выступила с докладом о том, как живут на Таймыре нганасаны. Рассказала о том, в какой литературе нуждаются земляки для сохранения своего языка.

Идею общины создать нганасанский разговорник (книгу с диском, запечатлевшим родную речь) поддержали представители финно-угорского сообщества в Эстонии, они же помогают с финансированием издания.

За что болит сердце

 
Знаете, какая беда у коренных одна из первостепенных? Уходят носители этнической культуры, старики. При этом дети не знают языка предков. И только общие встречи помогают приобщать их к своим корням. Может, и будет толк, но нужна среда. Мир стремительно меняется, и нет в нганасанском языке современных слов «интернет» или «мобильная платформа». Не придумать их. Все слова к нам пришли из тундры, все связаны с оленем, нартами, рекой…

3.jpg

Испытываю особую боль за оленей. В моём детстве домашнего поголовья у людей почти не было, наши охотились на дикого северного оленя, при этом всем хватало на пропитание. Сейчас проблема куда острее: поголовье уменьшается.

Что послужило причиной его стремительного уменьшения? Коренные называют много факторов: приход нефтяных компаний, браконьеры на современных скоростных снегоходах, которые могут и важенок, носящих плод, истребить ради получения финансовой прибыли. Много причин на самом деле, и начались они ещё в девяностые. Человек рубит сук, на котором сидит, а ведь один из главных постулатов жизни — «не навреди»! Уверена, сегодня надо принимать ужесточающие меры по добыче оленя.

Кровь нганасан всегда зовёт меня, именно поэтому однажды я оставила городскую суету и переехала ближе к «своим истокам». Живу у реки Норильская, выезжаю на промысловые точки, где занимаюсь заготовкой трав, грибов, ягод. Отсюда можно добраться до Норильска, чтобы закупить продукты и необходимые вещи. Вокруг меня — нетронутая тундра, всё, к чему я привыкла с малых лет.

5.jpg

Мечта возродить оленеводство, утраченное в Авамской тундре, и начать вести традиционный образ жизни постепенно осуществляется. Это очень сложно и ответственно, но вот рискнула начать с малого, попробовать свои силы — и завела трёх оленят. Из них в живых осталась лишь одна олениха по имени Аякли.

Сегодня это уже молодая четырёхлетняя важенка, участница многих социально значимых мероприятий Дудинки и Норильска. Вместе с ней меня можно встретить на городских праздниках, многие, особенно дети, желают сфотографироваться с нами — стараюсь никому не отказывать.

В Центре народных промыслов

 
С супругом зимой и летом ездим по тундре, недавно на свои средства основали Центр народных промыслов. Он располагается практически на территории Валька, бывшего госпромхоза «Таймырский», где трудились мои земляки. Вынашиваем идею создать в Норильске этнокомплекс живой жизни коренных народов Таймыра. Планирую развивать там все сферы традиционной деятельности, в том числе и этнотуризм. Река Норильская, Путоранские горы, транспортная логистика с Авамской тундрой — всё доступно. Можно даже построить мини-гостиницу для наших земляков.

К нам в центр уже приходят бывшие работники госпромхоза «Таймырский», охотники, рыбаки, делятся опытом, исторической и актуальной информацией. Чем можем, помогаем оленеводам из Тухардской тундры, закупаем камус, оленьи шкуры: сырьё идёт для пошива национальной обуви и сувенирной продукции. Предлагают много даров тундры, и, чтобы всем помочь, я объясняю: «У тебя, Мария, возьму, и у Серафимы, и у Мили, и у Светы, и у других понемногу приобрету». Потому что знаю, как непросто тундровикам всё достаётся и как им нужны средства от реализации.

В июне прошлого года в Центре народных промыслов проходили практику студенты Норильского колледжа искусств, а вообще люди приходят целыми семьями, с детьми — как в музей, чтобы посмотреть в том числе на животных тундры.

1.jpg

Традиции нуждаются в грантах

 
Под бой курантов в этом новом году я загадала, чтоб у всех всё было: достаток, здоровье, удача в делах. Мечтаю достроить воздушную подушку, которая поможет нашей общине приносить пользу сельчанам Авамской тундры, а именно доставлять грузы и пассажиров в летний период, ведь во время отпусков у людей есть проблема вылететь в город или посёлок.

Пусть все, кто тут живёт, берегут и сохраняют хрупкий Таймыр, традиции наших культур. Пусть будут активные лидеры, любящие свою малую родину: уверена, их много! В том числе и среди молодёжи.

Да, сегодня у КМНС есть поддержка в виде грантов, но надо направлять финансовую помощь по принципу справедливого распределения для участников из разных поселений Таймыра. Бывает, что выстраданная заявка коренных с идеями улучшить жизнь в посёлке не проходит, они опускают руки, теряют надежду. Это обидно. Потому что именно в тундровых посёлках и стойбищах находится та самая кладезь творческих самобытных людей. Тот самый золотой запас. Эти люди выживают в экстремальных суровых условиях Арктики, имеют прямую связь с окружающим миром, им не чужды чистота помыслов, забота о семье. Об этом стоит помнить.

Рекомендации

Ольга Парсова: «С любовью к Северу стараюсь бережно сохранять традиции»

Дистанционное образование

Дистанционное образование

Продолжайте учиться во время актировок и самоизоляции