Елена Евай: «Стремимся сохранить родной язык и ненецкую культуру»
  • Главная
  • ГО.Медиа
  • ...

Елена Евай: «Стремимся сохранить родной язык и ненецкую культуру»

24 июля 2022

Рубрики:

Культура
24 июля 2022
Елена Евай: «Стремимся сохранить родной язык и ненецкую культуру»

Елена Евай — менеджер Арктического центра культуры, руководитель студии традиционной культуры ненцев «Ханавэй». 16 лет назад она создала место, где ненцы смогли собираться вместе, отмечать совместные праздники и помогать друг другу. О том, как ей это удалось, и в целом о своей жизни жительница Дудинки рассказала порталу «Город Онлайн».

Из известного рода

 
Я родилась в посёлке Гыда (оттуда мой папа), но в документах написано «Носок Таймырского Долгано-Ненецкого района Красноярского края».

Моя настоящая фамилия Яр, но была записана по маме Яптунэ (Матрена), потому что она официально замуж не выходила. Отца звали Яр Куми Мянгочевич. На момент, когда они с мамой встретились, ему было 60, а ей — 18. У него уже были жена и четыре сыночка.

Моя семья — кочевники из рода Марюй. Это довольно известный род на Ямале.

72.jpg

Встала перед выбором

 
Мама родом с Таймыра, и, когда отца не стало, она вернулась туда. До восьмого класса я воспитывалась в Носковской школе-интернате. Наступил момент решать, куда идти дальше. Мне было 15 лет. Один из братьев сказал: «Хочешь остаться в тундре? Твой удел будет таким: тебя продадут голов за 15 оленя, так как ты немножко умеешь шить и можешь выжить в тундре, и будет у тебя много-много детей. А можешь пойти учиться и стать кем-то другим».

Среди своих я была самой высокой. Мама шила мне национальную одежду, и она оказывалась мала. Однажды мама сказала: «Больше я тебе шить ничего не буду, потому что ты нашей жизнью жить не будешь». А ещё я не могла разделать гусей и даже рыбу на филе.

Я подумала, что родить детей всегда успею, тем более видела, как бедная мама много работает: шьёт, руки морозит. Поэтому решила идти учиться. В то время как раз шёл набор в Норильское музыкальное училище. Мы поехали на омике по Енисею до Дудинки, а оттуда отправились на электричке до Норильска. Это был 1988 год.

74.jpg

Представляете, я, человек из тундры, первый раз попала в Норильск! Там были здания пяти-, восьми-, девятиэтажные… Какие у меня были эмоции!

Так как я была самой общительной из класса, девочки постоянно меня посылали узнать, как дойти и проехать. Таким образом мы добрались до училища на Завенягина, 7.

Учиться было непросто

 
На тот момент на курсы набирали, в том числе баянистов, а я как раз хотела играть на баяне. Мне всегда нравилось творчество.

Когда ещё училась в школе-интернате, со мной произошла история. Я выучила стих, вышла на сцену и… впала в ступор: запаниковала и не смогла ни слова произнести. Худручка сказала мне тогда: «Ты никогда больше не будешь выступать». А мне хотелось…

Мне предложили отучиться на режиссёра в течение трёх лет, но я настояла на своём и пошла учиться на баяниста. Когда пришла на первый курс, нотную грамоту не знала: что за завитушки, восьмёрочки и ноточки?

Год обучалась без стипендии, мама особо не помогала, потому что у неё не было денег. Немного давали родственники. В то время хорошо было, государство помогало: можно было бесплатно жить в общежитии и есть. Одевались, конечно, как в инкубаторе, но для меня это не было проблемой, ведь я воспитывалась в интернате.

Научилась шить, потому что купить что-то новенькое не было возможности. Помню, мне кто-то из родственников дал песца, и я сшила себе красивую шапочку.

Добилась своего

 
Я окончила подготовительный курс и перешла на первый. Меня зачислили в баянисты, и я обучалась вместе с городскими детьми, правда, дольше. Помню, девчонки, которые со мной поступили, уже окончили училище, а я ещё два года училась.

Я всегда хотела быть умной, стремилась к этому. Мне было стыдно возвращаться домой никем, поэтому я усердно занималась.

У меня была хорошая учительница, Жанетта Анатольевна Шендерова, я по сей день с ней общаюсь, ей уже больше 80. Она говорила: «Настроение своё оставляй за дверьми, а заходишь в класс — будь весёлой, доброй, улыбайся». Это осталось в памяти.

Путь к карьере через танцы

 
После пяти лет обучения я окончила училище (в 1993 году) и попала в ансамбль «Хэйро», для этого пришлось переехать в Дудинку. Немного потанцевала и поняла, что надо строить карьеру. На тот момент все хорошие должности в Городском центре народного творчества были заняты. Когда место появилось, меня не хотели туда брать. Тогда я обратилась за помощью к председателю ассоциации Аграфене Алексеевне Манхировой. Она быстренько куда-то позвонила, и меня взяли.

В Городском центре народного творчества я работала с 1997 по 2021 год.

Я была специалистом по клубной работе, даже дослужилась до заведующей отделом народного творчества. Моей задачей было находить самобытных художников и мастеров.

77.jpg

Создала клуб для ненцев

 
2005-й — интересный для Таймыра год. Произошла реорганизация Таймырского автономного округа, он стал муниципальным районом. Тогда же в День города в Дудинке наши коренные жители начали строить чумы, и я, как молодой специалист, помогала им.

Местные женщины на ненецком языке стали говорить: «Вот бы нам где-нибудь собираться». Я этот разговор подслушала и подумала, что надо этим вопросом заняться. Предложила идею директору ГЦНТ, на тот момент Галине Олеговне Скалецкой. Она полгода над ней думала и где-то в сентябре сказала «собирать своих».

Семейный ненецкий клуб «Май”ма» появился в 2005 году. На данный момент ему уже 16 лет.

Мы собрались и сделали протокол о том, в какой форме будут проходить наши встречи. Тогда в Красноярском крае были популярны семейные клубы, и мы договорились называться так. Название «Май”ма» придумала наша старейшина, оно означает «радость».

75.jpg

Наша цель — сохранение родного языка и популяризация ненецкой культуры в условиях города. Мы стремимся сохранять традиции и, самое главное, помогать тем, кто, как я однажды, приехал из посёлка и не знает, куда ему идти.

Сменила работу, но клуб не бросила

 
В прошлом году я поменяла свою деятельность кардинально — ушла из Городского центра народного творчества в Арктический центр культуры. Там я организовала студию традиционной культуры ненцев «Ханавэй» (в переводе — «сокол»). Задачи и цели у него такие же, как у «Май”ма».

Когда долго сидишь на одном месте, хочется чего-то новенького ― всё-таки один раз живём.

79.jpg

Чтобы попасть в «Ханавэй», можно позвонить мне или в АЦК. Я, когда провожу мероприятия, приглашаю на них людей. У нас также есть группа в WhatsApp, мы там общаемся, делимся новостями.

Раньше мы собирались большим количеством, чем сейчас. Видно, друг другу немного надоели. Традиционные внутренние мероприятия в нашей студии — это дни рождения и юбилеи. Также мы собираемся на праздники вроде Дня оленевода. Я нахожу снегоходчиков, кто владеет транспортом, и мы едем в посёлки Тухард, Носок. А каждое лето мы выставляем свой чум в тундре, на природе, и живём там пару дней, чтобы отдохнуть от бетонных стен.

78.jpg

Ненецкому народу нужны просторы.

Без ненцев на Таймыре — никуда

 
Наталья Сидорова, режиссёр «Арктического центра культуры»:

«Ненцы — держащий оленей народ. Если они бросят этим заниматься, весь Таймыр загнётся. И это не праздные красивые слова, а правда. Потому что, смотря на ненцев, другие хотя бы что-то делают. А если они забросят своё дело, то у нас не будет ни мяса, ни культуры. Если не станет культуры, то и ненецкий язык моментально забудется. Ненцы здесь — градообразующая нация. Мы рады, что они пришли к нам на Таймыр. Это гостеприимные, работающие, лёгкие в общении и юморные люди».

Действительно, если не будет оленей, не будет культуры и устного народного творчества. Основная часть моих одноклассников, процентов 80, начали пасти оленей, ловить рыбу. И я горда, что мой народ не ходит с протянутой рукой, а работает.

Этнотуризму быть

 
Важный фактор, почему я перешла в Арктический центр: здесь можно заниматься туризмом, а мне это давно интересно. Кроме того, есть молодые ненцы из ненецкого семейного клуба, которые хотели бы им заниматься, но не знают, с чего начать. И я подумала, почему бы не помочь им.

Елена Евай одна из первых организовала этностойбище «Харп» (в переводе — «северное сияние»). Речь о месте недалеко от Дудинки, куда коренные малочисленные народы Севера уезжают из города, чтобы окунуться в родную среду. В это время жители края и туристы могут посетить эту локацию и познакомиться с бытом и культурой ненцев.

80.jpg

Мы стремимся показать туристам из нашей и других стран естественную среду обитания оленеводов: как там живут детки, чем питаются. В марте-апреле провели прекрасные туристические походы недалеко от Дудинки: по 20–25 человек ездили до этностойбища, там хозяйки рассказывали людям о жизни ненцев, а хозяин катал гостей на оленях. Программа получилась интересной.

Я уже несколько лет пытаюсь развивать у нас туризм, но это не всегда возможно, потому что ненцы не стоят на месте, они постоянно кочуют. Летом уходят на север, а зимой возвращаются ближе к югу, к Дудинке.

73.jpg

Связь с севером

 
Я люблю Север, я же северянка, как без него? Вот сейчас, например, собираемся ехать туда, где +30 в тени. Я думаю, во что мне одеться: я же растаю как снегурочка. У нас в Дудинке прохладненько, хорошо.

Я всю жизнь живу на Севере и не собираюсь отсюда никуда уезжать. Не вижу себя дальше Дудинки, в крайнем случае — Красноярского края. Люблю свой Север, его многообразие и ни на что его не променяю.

Рекомендации

«Мы хотим вдохновить других»: создатель русско-эвенкийского переводчика AYANA